Конный двор Троице-Сергиевой Лавры

«МОНАСТЫРЕК»,
единственный в своем роде


Исполняется ровно 220 лет с того момента, когда Троице-Сергиева Лавра завершила последние строительные работы на заложенном ею в 1790 г. Конном дворе. Современники сравнивали его с «монастырьком» у стен великой Лавры.

История появления конного двора неотделима от истории конюшенного хозяйства Лавры. Уже в XVII— XVIII вв. Троицкая обитель содержала огромное по размерам конюшенное хозяйство, необходимое и для обслуживания своих многочисленных вотчинных владений (вспашка монастырских полей, перевозка тяжестей), и для обслуживания самой обители (доставка продовольствия, дров для отопления келий, строительных материалов для ремонта старых и возведения новых зданий).

Конюшенное хозяйство Лавры состояло из семи дворов. Каждый двор — самостоятельное хозяйство под управлением старца из братии Лавры — выполнял в рамках общего конюшенного хозяйства обители свою задачу. Севернее Лавры, на месте современного здания районной администрации, располагался большой конюшенный или воловой двор. На нем держали волевых (от глагола «волочить») лошадей, предназначенных для перевозки тяжестей. Двор был обширный, с конюшнями на 300 лошадей, с амбарами и сеновалами, с «житейскими» избами для работных людей, которые жили здесь с семьями и, как не имеющие собственного жилья, назывались «захребетниками».

Через овраг от Каличьей башни, над источником преподобного Саввы Сторожевского, на Конюшенной горе, стоял малый конюшенной двор. Здесь держали выездных лошадей и экипажи Лавры. Обращенный к Троицкой обители фасад Конюшенного двора украшала башенка над въездными воротами, еще две башенки располагались на углах ограды. В 1701 г. на малом конюшенном дворе содержалось 130 выездных лошадей. Во время царских посещений обители в жилых избах этого двора размещалась часть царской свиты, не исключая и знатных князей и бояр. Неподалеку от малого конюшенного двора стояли дома Конюшенной слободки, населённой конюхами, «конскими мастерами», тележниками и колесенниками. Слободку и двор соединяла Конюшенная улица (ул. Фаворского).

Большим любителем лошадей, говорят, был настоятель Лавры, архимандрит Георгий (Дашков). На пожертвования благочестивых вкладчиков он покупал кареты и коляски; в выездах владыки насчитывалось до 200 лошадей. - На протяжении XVI— XVIII вв. воловые и выездные лошади у Лавры были собственные, не покупные. Для этого в близлежащих селах Кесово, Копнино и Тарбеево располагались обширные конюшенные дворы, именовавшиеся, соответственно, Кесовский, Копнинский и Тарбеевский. Они исполняли роль конских заводов. На перечисленных дворах содержались сотни «стоялых» жеребцов и «стадных» кобылиц с жеребятами.

К началу 1764 г., когда императрица Екатерина II подписала указ об изъятии монастырских земель в казну и о переводе монастырей на очень небольшое государственное («штатое») жалованье, Лавра имела свыше 700 лошадей. Изъятие вотчин потребовало сокращения огромного и разветвленного конюшенного хозяйства.Эту задачу решил новый настоятель Лавры митрополит Московский Платон (Левшин). Он сократил число лошадей до 40 и распродал большую часть экипажей. Наконец, в 1790 г. огромные опустевшие деревянные конюшенные дворы были заменены одним небольшим по размерам каменным конным двором.Предложение о его постройке исходило от самого митрополита Платона. Владыка митрополит хотел возвести двор на Красногорской площади в виде П-образного в плане здания. Старшая братия Лавры убедила владыку перенести строй кучна северный берег Белого пруда и построить конный двор в виде замкнутого четырехугольника.

Конный двор был построен в 1790-1791 гг. «квадратно на 20-ти саженях» в виде замкнутого каре одноэтажных корпусов с четырьмя круглыми башнями по углам и прямоугольной башней над южными воротами. Современники сравнивали внешний вид конного двора с «монастырьком», примостившимся рядом с огромными крепостными стенами великой Лавры. Представляет интерес то, как конный двор, поставленный на участке с высоким уровнем грунтовых вод, был защищен от сырости: строители положили под полами зданий несколько слоев бересты. Со временем конюшенное хозяйство Лавры вновь стало расширяться, а вместе с этим и к конному двору стали пристраивать дополнительные корпуса. Над некоторыми надстроили 2-й этаж, предназначенный для жилья рабочих. Последние из дополнительных корпусов с двумя башенками по северному фасаду были построены в начале XX в. На конном дворе в это время содержалось до 60 лошадей. Из них 4—5 лошадей предназначались для разъездов наместника, по 2 лошади — для эконома и казначея, остальные — «для работ разных при Лавре». Наместник, эконом и казначей имели собственные каретные сараи, отдельный сарай отводился для братских экипажей.

После 1918г. национализированные строения Конного двора, распределенные между различными организациями, постепенно пришли в аварийное состояние и были возрождены усилиями Сергиево-Посадского историко-художественного музея-заповедника. Значительную помощь в восстановлении Конного двора оказала и Троице-Сергиева Лавра.

При реставрации Конного двора удалось воссоздать наполовину утраченное историческое ядро его строений, — то самое первоначальное каре 1790-1791 гг. с круглыми угловыми башенками. В конце XVIII в. тесовые кровли башен конного двора завершались деревянными шпилями с точеными шарами. После реставрации вместо шаров на шпилях поставили флюгеры в виде всадника на коне. Образцом послужил чудом уцелевший флюгер XIX в. Флюгер имел пулевые отверстия: возможно, он служил мишенью для курсантов военной электротехнической школы, квартировавшей в 1920-х годах в зданиях закрытой Лавры.

Конный двор без преувеличения можно назвать уникальным архитектурным памятником и подлинной достопримечательностью Сергиева Посада. Дело в том, что в XVIII— начале XIX в. конные дворы, напоминавшие маленькие («потешные») крепостицы с башенками, ставились исключительно в богатых помещичьих усадьбах. И лишь два монастыря во всей России, Троицкая Лавра и Николо-Перервинский монастырь в Москве, позволили себе подобные же строения. Оба монастыря находились в прямом подчинении митрополита Московского, а их конные дворы, чрезвычайно похожие друг на друга, были возведены с разницей всего в один год одним и тем же архитектором, имя которого, к сожалению, не установлено. Поскольку конный двор Николо-Перервинского монастыря не сохранился, наш «монастырек» — единственный в своем роде.

В настоящее время в отреставрированных зданиях Конного двора развернуты экспозиции и фонды открытого хранения Сергиево-Посадского государственного историко-художественного музея, в которых размещены интереснейшие экспонаты, представляющие историю края и Троице-Сергиевой Лавры, русское народное творчество и современное декоративно-прикладное искусство. В залах Конного двора на примере представленных здесь археологических находок VI тыс. до н.э. — I тыс. н.э. можно представить повседневную жизнь и верования наших далеких предков, удивиться тому, как украшали свой быт русские крестьяне XIX— начала XX в., залюбоваться оригинальными крестьянскими костюмами и головными уборами, восхититься произведениями декоративно-прикладного искусства мастеров Хохломы, Жостова, Гжели, Городца и других многочисленных художественных центров России. Конный двор открыт для посещения и ждет гостей.

К.Филимонов

Источник - www.musobl.divo.ru/mus stat-1.html.