Орнаменты ханты и манси

В культуре любого народа есть черты, определяющие ее своеобразие, являющиеся как бы визитной карточкой самобытной культуры, ее исторического пути, межкультурных и межэтнических связей. Традиционный народный орнамент в большей мере, чем какойлибо другой компонент духовной и материальной культуры, насыщен закодированной в знаках и мотивах узоров информацией об истоках культуры народа, её развитие во времени. 

Орнамент оживляет вещи, делает их более заметными, красивыми и оригинальными. В орнаменте в яркой форме раскрываются художественные особенности народа, его эстетические вкусы, богатство и национальное своеобразие искусства, чувство ритма, понимание цвета и формы .

Насколько разнятся у различных народов понятия о мере и красоте, настолько, как правило, различаются и их наиболее характерные орнаменты, являющиеся своего рода символической «формулой» этих представлений. 

Русский народный орнамент

Русский народный орнамент представляет для этого исключительно благодатный материал. Огромное многообразие техник, мотивов, различных местных вариантов русского народного орнамента – это огромный пласт культуры, в которой можно для себя  множество интересных подробностей, многое объясняющих во внутренней логике и принципах развития культуры нашего народа.

Сегодня достаточно хорошо изучена богатейшая орнаментальная культура Русского Севера и Центральной России, опубликовано немало образцов тканных и вышитых узоров, собранных в результате более чем столетней собирательской работы.

Орнамент традиционных бранных поясов аналогичен узорам старинных полотенец, это в большинстве случаев все те же композиции из гребенчатых ромбов и косых крестов; в более поздних вещах - комбинации из треугольников, квадратов, «шашечных» ромбов. 

Сложно сейчас представить, как сложилась бы дальнейшая судьба традиционного крестьянского искусства и орнамента в том числе, если бы процесс этот не был прерван искусственно известными историческими событиями - коллективизацией, «укрупнением» деревень, разрушением векового уклада деревни .

Полотенца

Отношение к орнаменту как к охранительной, целительной силе сохранилось местами до наших дней - в некоторых русских селах Алтая узорными браными концами полотенец принято обтирать детей с кожными проблемами. Вряд ли в прошлом какое-либо значимое событие в жизни человека от рождения до смерти проходило без участия полотенец. Для наших предков полотенце было не просто утилитарным, бытовым предметом, являлось вещью обрядовой, непременным атрибутом семейных и общественных ритуалов. Такое отношение к полотенцу было не случайным: с древности за ним закрепилось значение оберега, полотенце стало символом добрых сил, светлого начала. Полотенце надевали на основных участников свадьбы - дружку, «больших бояр»; полотенце своей работы дарило новой родне невеста - это было своего рода обрядом, обозначающим ее вхождение в новый дом.

Узорное вязание из шерсти

Узорное вязание из шерсти - одно из немногих женских занятий, которое сохранилось и довольно широко распространено и поныне. Из традиционных видов вязания из шерсти сохранились только варежки. Мастерицы Русского Севера на протяжении многих лет сохраняют свои самобытные узоры вязания. Каждая мастерица знает с детства большое число рисунков, которые сама еще варьирует в каждой вещи. Узоры на варежках столь же значительны, как все орнаменты в народном искусстве. В вязании Мордвы сохранились также интереснейшие узорные носки.

Стилизованные птицы, цветы, ромбы, кресты, треугольники, полоски в сложных сочетаниях, радующих глаз - это символы-обереги, переходившие от матери к дочери и пока сохранившиеся на теплых шерстяных «вязанках» псковских и архангельских мастериц. 

По традиции рисунки архангельского вязания не должны быть нарушены, их нельзя вывязывать незаконченными, обрезанными и прибавлять к ним петли. В готовых варежках, если положить рядом правую и левую, рисунок орнамента одной варежки должен продолжаться в рисунке другой. Рисунок вяжется одинаково как на тыльной стороне варежки, так и на ладошке. 

Архангельское узорное вязание на протяжении веков не претерпело почти никаких изменений. Изменился лишь состав пряжи и цветовая гамма. Изначально в узоре использовали сочетания только черного, белого и серого - цвета неокрашенной козьей шерсти. Затем научились окрашивать шерсть с помощью корней, цветов, плодов, шишек - это был очень трудоемкий процесс.

Орнаменты ханты и манси

Мансийские и хантыйские орнаменты до настоящего времени в таком объеме и научной систематизации в нашей стране не издавались, лишь отдельные единицы орнаментов упоминались в трудах ученых и исследователей мансийской культуры.

Орнаментальное искусство составляет важную часть современной культуры манси. Орнамент можно встретить в изделиях из меха, кожи, бересты, бисера, ткани, дерева, кости и металла. Орнаментом и сегодня украшают манси свою одежду, обувь, платки, пояса, сумки и другие предметы быта. 

Орнаментальное искусство манси обычно рассматривалось в комплексе с орнаментальным искусством ханты как декоративное искусство обских угров, так как различия между хантыйским и мансийским орнаментом незначительны. 

Наличие общих черт в орнаменте ханты и манси явилось результатом общности территории, которую заселяли эти народы, и тесных экономических связей, существовавших между ними. Так, верхне-сосьвинские, сыгвинские, верхне-лозьвинские манси издавна вели обмен с обскими ханты, с ненцами, меняли меховые изделия на берестяные, что приводило к обмену мотивами орнаментов, их осмыслению этими народами. 

В недавнем прошлом хозяйство манси было натуральным. Все необходимое для быта и промыслов они изготавливали сами. Издавна существовало разделение труда по производству и отделке одежды, обуви, утвари и других бытовых предметов. Мужчины обычно занимались изготовлением и отделкой изделий из кости, дерева и металла, женщины обрабатывали шкуры и бересту, выделывали ровдугу, шили вещи из этих материалов, красиво орнаментировали их. 

Мастерицы очень гордятся своим умением изготавливать красивые вещи, ведь не каждая мансийская женщина может вырезать орнамент, красиво и аккуратно сшить узкие полоски меха или кожи. С гордостью показывали свои изделия мастерицы С. В. Пеликова (Няксимволь), А. М. Хромова (Сосьва), любовно приглаживали руками мех, стараясь выразительнее показать тот или иной орнамент. Чувство достоинства и поклонения мастерству предков звучало с особой силой тогда, когда показывали вещи, изготовленные мамой, бабушкой или отцом. 

На изготовление вещи мастерица затрачивали много времени. Например, для того чтобы вышить рубаху или платье, требовался один или два года. На сахи мастерица выполняла орнамент в течение 5-6 и более лет. Работа обычно велась в зимнее время, при скудном освещении. 

Материалы для изготовления орнаментов используются самые разные. От выбора материала зависит и выбор орнаментальных мотивов, их композиция. Мужские рубахи и женские платья часто, кроме аппликации, украшали вышивкой. Вышивку наносили на кокетку, воротник, планку», подол. В прошлое ушла красивая тончайшая вышивка шерстью. 

Разновидностью вышивки является бисерное шитье по тканям и коже. Цветным бисером (пальсаком) украшали свадебные головные повязки, нагрудные и нашейные украшения, детали одежды, воротники, края разреза, часть плеча, обшлага. Известны два способа плетения бисером: ажурная сетка и нашивание бисера на ткань. Вышивали бисером верх женской короткой обуви из кожи. Предпочитали яркие, сочные цвета бисера (черный, синий, красный). Белый цвет чаще употребляли для фона. В настоящее время из бисера плетут небольшие салфетки, кошельки, украшения.

Происхождение орнамента. Мотивы

По поводу происхождения орнамента, его связей имеются различные высказывания и теории. Так С. К. Патканов в1897 году в исследовании, посвященном устному творчеству иртышских хантов, высоко оценивал изделия из бересты и вышивку, указав на сходство последней с вышивками русских, мордвы, зырян, пермяков и татар. 

Традиции орнаментики включают в себя символические изображения представителей флоры и фауны местного региона. Композиции из этих изображений, как и сами изображения, в течение последних нескольких столетий не претерпевали изменений и были жестко зафиксированы традицией. Цветовая палитра изделий относится к среднеазиатскому институту декора, который характеризуется яркостью и контрастностью цветов. Первые публикации мотивов обскоугорского орнамента отмечены в 1872 г. в альбоме В.В.Стасова и в 1879 г. у венгерского ученого А. Регули. Это были цветные образцы хантыйских вышитых узоров, где развитие получили три категории мотивов: изображения птиц: изображения деревьев, геометрические мотивы. Птицы и деревья, вследствие процессов стилизации, имеют различные сочертания, условные формы. Встречаются парные птицы, с различными элементами между ними.

Вопрос о происхождении мотива парных птиц, привлекал к себе исследователей. Считается, что подобного рода изображения проникали к чувашам, а затем к уграм из стран Востока, но есть основания полагать, что взаимоотношения между Востоком и народами Поволжья и Приуралья развивались как в булгарское время, так и в более ранний период, когда роль посредников играли сарматские и аланские племена. 

Символика Югры

  • Синий– реки и озера края

  • Белый – цвет снега

  • Зеленый – цвет тайги

  • Национальный орнамент ханты и манси – рога оленя, обереги


  • Спосибо

    Гость (Салим)
  • Так называемый Национальный орнамент ханты и манси – рога оленя, обереги не является мансийским, а ненецким, орнаменты манси были другими, оленеводство у них не было, но коневодство и ездили на собачьих упряжках. Так называемая сегодняшняя мансийская культура не является мансийской, я имею ввиду материальная. Единственно что осталось от манси это покрывала, шапки Мир - Сусне - Хум (а). Угорские орнаменты, это льняные и крапивные платья 19 века. Там свастика, а не рожки...

    Гость (Заяц)
  • Спасибо большое вам за уточнение!

    dona
  • Ответ зайцу.
    Судя по вашим комментарию, вы человек малограмотный. Утверждать, что ... Мансийская культура не является мансийской.... Она есть, была и будет!!!
    орнаменты манси не только рожки, да ножки, а более обширная. Почитайте литературу.

    Гость (Людмила)
  • Заяц прав, многие культуры нашей страны переплелись между собой и утверждать, что один орнамент принадлежит какому-нибудь народу, а другому - нет - неправильно. Орнаменты перемешаны в связи с большой миграцией народов по стране ещё в начале 19 века. Стасов в.в. в своей книге о русском народном орнаменте говорил, что нельзя определить место происхождения узора, можно лишь говорить о месте его сохранения. В качестве русских узоров на данном сайте взяты узоры из журналов и вкладышей в народное мыло французского парфюмера Генриха Брокара, который много сделал для уничтожения сакральных узоров России и замены их западными вышивками растительного содержания. Для России характерны другие вышивки.

    Гость (Наталья)
  • На стыке ненецкой и угорской экзогамных систем В системе общественных отношений северных хантов обнаруживаются явления, присущие, с одной стороны, более южным группам хантов и манси, с другой — ненцам. Выше шла речь о посреднической роли североугорских князей (Тайшиных, Артанзеевых) в социально-политической истории ниж необских туземцев, об административной практике причисления обдорских остяков, подобно самоедам, к разряду «бродячих» инородцев (в отличие от других угорских групп, отнесенных к категории «кочевых»), В этих и дру гих случаях общественная организация северных хантов проявляла свою двой ственную, угорско-самодийскую, природу. Эта же характеристика может быть дана еще одной важной функции социальной системы северных хан тов — экзогамным нормам, регулирующим брачно-родственные отношения. Лесотундровая полоса Нижнего Приобья исторически и до сегодняшнего дня остается ареалом тесных связей ненцев и северных хантов. В течение двух последних столетий часть нижнеобских хантов вошла в состав ненцев. Первое сообщение о родах хантыйского происхождения в составе тундровых ненцев в этнографической литературе было сделано Г. Д. Вербовым. Уста новив наличие среди ненцев семи хантыйских родов (Саляндер, Лар, Нер- кыхы, Тибиця, Пандо, Поронггуй, Няданггы), автор определил признаки их этнической принадлежности к обским уграм: 1) сознание хантыйского происхождения и уверенность в этом со стороны ненцев; 2) частичное сохра нение родного язьжа; 3) бытование религиозно-культовых элементов, при сущих хантам (некоторых деталей похоронного обряда) и ношение кос; 4) наличие, наряду с ненецкими, хантыйских наименований родов, нередко связанных с названием прежнего местообитания [1939: 60—63]. Б. О. Долгих, продолживший изучение «остяцких» родов, определил территории их расселения по материалам переписи 1926—1927 гг. [1970: 74—75, 84, 106—114]. В. И. Васильев на основе сопоставления архивных статистических и полевых генеалогических материалов пришел к заключению «о сравнительно позднем по времени вхождении хантыйских компонентов в состав тундровых ненцев» [1979: 211]. А. В. Головнёв соотнес названные ненецкие роды с соответствующими хантыйскими социальными группами, установил сложный состав отдельных родов (например наличие двух групп в составе рода Неркыгы, более десяти — в составе рода Салиндер), опреде лил экономические и брачно-родственные механизмы ненецко-хантыйских связей [1988а: 90—97]. В нашу задачу входит характеристика внешних и внутренних (прежде всего брачно-родственных) связей северохантыйских сообществ, с которыми связаны своим происхождением семь родов хаби. В состав родов хантов-хаби входили фамилии: Выл послан ёх (‘Большой протоки народ’, ненецкое название Неркыгы (Неркаги) — ‘Тальниковые’) — Тяви, Климовы, Выжигари, Ходяковы; Осяс ёх (ней. Тибичи — ‘Гнилые’) — Лелет, Лондо, Тибичи, Салло, Хейвы, Айхо, Макаровы; Охсар юган ёх (‘Лисьей реки народ’, ней. Пандо) — Выйчины, Чар- лины, Пандо, Таличины, Могольковы, Круптинские, Хуниндо; Похрын ёх (‘Островные’, иен. Пороцгуй) —Ядобчевы, Хановины; Пул ёх (‘Реки Полуя народ’, йен. Лар — ‘Озерные’) — Атаман, Кали, Шеховы, Магля, Тохма; Пул авыт ёх (‘Устья Полуя народ’, нен. Саляндер — ‘Житель мыса’) или Канась ёх (‘Княжеский народ’) — Тайшины, Куйбины, Теткины, Ма- зеркины, Рускаламовы, Ермаковы, Ендыревы, Альма; Нядынги (нен. Нядацгы — ‘Ягельные’). В одной из работ В. И. Васильев отмечает, что «самоедизация» назван ных родов «представляла довольно длительный процесс», который «нашел отражение только в материалах второй половины XIX в., причем не в дан ных официальных переписей, а в церковных метрических книгах» [1988: 102]. Между тем уже в материалах ревизий можно отыскать свидетельства формирования родов хаби. Вполне вероятно, что семь родов хаби были при числены в ревизских сказках к семи северным городкам Обдорской волости. В качестве иллюстрации обратимся к материалам переписей по Полуйскому городку и проследим изменения фамильного состава его жителей с конца Xviii в. В конце Xviii в. В Полуйском городке проживало 123 человека. В начале XIX в. Численность городка составляла 137 чел., в середине того же столетия — 112 чел. В 1782 г. В Полуйском городке было учтено 18 фа милий, в том числе фамилия Нюляхов. В 1816 г. Нюляховы были записаны, по христианскому имени родоначальника, Назара Нюляхова, Назаровыми (см. Схему 2). Одного из внуков Назара Нюляхова звали Лорву (вероятно, Лор-ху) Назаров. Как видно на схеме, один из сыновей Лорву в 1850 г. Был записан под фамилией Лару. Другой сын Лорву носил имя Тохма. В1850 г. Дети Тохмы числятся под фамилией, образованной от имени отца (Тохма), в 1858 г. Они же записаны под двойной plus.google.com/101847583999214943227/posts/BGfqoQEMuTH Тохмин—Лару (по именам отца и деда).

    Гость (Хант)