10 мифов о «Поморском возрождении» и их опровержение: правовая перспектива

Автор: Задорин М.Ю., г. Архангельск.

Кафедра международного права и сравнительного правоведения, Юридический институт, совместно с НОЦ «Поморский институт коренных и малочисленных народов Севера», Северный Арктический Федеральный Университет им. М.В.Ломоносова.

Миф №1. Поморов не существует, поморы – проект искусственного «этностроительства» в Русской Арктике.

Движение «Поморское возрождение» фактически существует с 1987 г., официально зарегистрировано как общественная организация (Национальный культурный центр «Поморское возрождение») с 1992 г. (перерегистрация 05.01.1998). Поморское движение является закономерным процессом демократизации нашего общества, которое существует в новой политико-правовой реальности с момента принятия Конституции РФ 1993 г.

В соответствии с ч.1 статьи 26 Конституции каждый вправе указывать свою национальную принадлежность[1]. Национальная принадлежность в контексте существующего российского права – это этническая и культурная (в том числе языковая и религиозная) самоидентификация.

Поморы – это одна из самых крупных суб этнических групп русского/российского народа[2], по мнению этнологов и антропологов, – смешанное население славян и карел (не исключая смешения с протопоморским населением Беломорья[3] – чудью (смешанное финно-угорское население), весью (вепсами), лопарями (саамами), самоедами (ненцами), зырянами и ижемцами (коми)[4] (также см. труды ученых: Бернштам, Капица, Золотарев, Никольский, Зеленин) со своей особенной региональной спецификой, морским и речным (рыболовным, зверобойным) промыслом, поморским диалектом (языком), религией (старообрядческая традиция/православие/синкретизм христианства и бытового язычества[5]; поморы создали собственную Поморскую Древлеправославую Церковь, часть из них старообрядцы поморского толка, часть относят себя к Русской Православной Церкви), и когда-то даже собственными юридическими обычаями (в императорской России)[6]. Поморским берегом называлось традиционно побережье Онежской губы Белого моря от г. Кеми и до г. Онеги, однако «поморскими волостями» и «поморскими городами» в 16-17 вв назывались практически все территории и города современного Русского Севера[7]. Надо отметить, что в Российской Империи для содействия развитию промыслов у поморов с 1894 г. учрежден особый комитет[8]. Поморы были внесены в официальную «Карту народов Российской Федерации» под № 1.2 (наряду с казаками,№ 1.1)[9].

В соответствии со статьей 1 Федерального закона №74-ФЗ «О национально-культурной автономии»[10] поморы имеют собственную организацию «Национально-культурную автономию поморов Архангельской области» для защиты своих культурных прав. Это подтверждается и положениями Рамочной Конвенции Совета Европы «О защите прав национальных меньшинств» (в частности, статья 5)[11], участником которой является и Россия.

Таким образом, существование особой группы арктического старожильческого населения подтверждается как мнениями этнографов, этнологов и историков, так и самим фактом регистрации национально-культурной автономии. Искусственно созданный и популяризируемый термин «этностроительство», как модное в СМИ «клише», не имеющий научного определения, никак не связан с теми историко-социальными процессами, которые длятся в Поморье уже несколько столетий. Попытка представить исторически и культурно обоснованный этногенез поморского населения искусственно выведенным «этностроительством» является горячим предметом обсуждения в среде граждан, являющихся поклонниками конспирологической теории («теория заговора») построения общества, что, в конечном счете, имеет мало общего с исторической, социальной и юридической науками.

Миф №2. Поморского языка не существует, «поморьска говоря» - «новояз».

Поморьска говоря или поморский язык/диалект – уникальное явление российского севера. На сегодняшний момент имеется, как минимум, 7 словарей поморского языка, первый из которых появился еще во второй половине XIX века:

1) Подвысоцкий, А. О. Словарь областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении / Изд. Второго Отд-ния Император.Акад.Наук;Собрал на месте и составил А. Подвысоцкий ; Предисл.Я.Грота. – СПб. :Тип. Императ.,Акад.Наук, 1885. – 198 с.[12]

2) Грандилевский А. Родина М.В. Ломоносова.Областной крестьянский говор // Сб. ОРЯС. – 1907. – Т. 83. – № 5. – С.87-304.[13]

3) Дуров И.М. Словарь живого поморского языка в его бытовом и этнографическом применении. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, Институт языка,литературы и истории КарНЦ РАН, 2011. – 455 с.[14]

4) Меркурьев И.С. Живая речь Кольских поморов.– Мурманск: Мурманское книжное издательство,1979. – 184 с.[15]

5) Матвеева А.К. Словарь говоров Русского Севера. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та., 2001. – Т.1.: А-Б. – 252 с.[16]

6) Мосеев И.И. Поморьска говоря. Краткий словарь поморского языка. – Архангельск:[б.и.], 2005 (ОАО «ИПП «Правда Севера»). – 372 с.[17]

7) Гринбанд Н. Толковый словарь русского поморского языка (Интернет публикация, неиздан в печатном виде).[18] вопроса?, ученых, филологов, ктоподдерживает Ваши начинания? институт САФУ им.

Ни российское, ни международное право не знает такого термина, как «диалект», равно как и современные лингвисты и филологи до конца не определились, где проходит грань между языком, диалектом, наречием, говором и т.д.[19] Если обратиться к Единому перечню коренных и малочисленных народов, то можно заметить, что приличное число диалектов имеет статус отдельных языков в соответствии с российским законодательством, к примеру:

  • Тазский язык – диалект китайского[20];
  • Кумандинский язык – наречие северно-алтайского языка[21];
  • Нагайбакский язык – говор среднего диалекта татарского языка[22];
  • Теленгитский язык – диалект южноалтайского языка[23];
  • Телеутский язык – диалект южноалтайского языка[24];
  • Тубаларский язык – диалект южноалтайского языка[25];
  • Тоджинский язык – диалект тувинского языка[26];
  • Ульчскийязык – диалект нанайского языка[27].

Диалекты получили статус отдельных языков, в связи с этим появляется вполне логичный вопрос о статусе поморского языка/диалекта в российском законодательстве. Большое внимание изучению поморьской говори уделяется на филологическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова. Сохранение нашего регионального языка – это вклад в развитие культуры России, сближение народов, и абсолютное право местного старожильческого населения, в соответствии со статьей 2(2) Закона «О языках народов Российской Федерации»[28].

Миф №3. Поморы не могут считаться метисным населением, так как метисы – это потомки смешанных браков разных расовых групп.

Несмотря на то, что существует более десятка различных расовых классификаций (Кауп, Мортон, Сент-Илер, Сен-Венсан, Кун и т.д.), термин «метис» в международно-правовом измерении не несет в себе только расовый/антропологический контекст. Метисы, в контексте международного права коренных народов, – это смешанное население, которое образовалось путем брачных связей между аборигенным и пришлым населением (в частности, в Канаде). Вместе с тем, если обратиться к термину «расовая дискриминация», дефиниция которого была дана в Международной Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 года[29], то можно увидеть, что в международном праве это явление включает в себя, помимо непосредственно расовых признаков, цвет кожи, этническое происхождение, национальность (п.1 статьи 1). Более того, в расширительном толковании современных стандартов прав человека термин расизм также включает в себя дискриминацию по признакам пола, религии,социального положения, политических взглядов и даже сексуальной ориентации[30]. Таким образом, необходимо разграничивать правовой подход от антропологического, когда это касается защиты коллективных прав коренного населения. Поморы, по преобладающему в научной среде мнению, образовались в результате смешения славянского населения, которое мигрировало на Север, с местным аборигенным населением (чудь, корела, лопари (саамы), самоеды (ненцы)), образовав за столетия население смешанного типа. Метисация населения повлияло на формирование особой обособленной этнокультурной группы поморов, которые, вместе с тем, являются частью единого русского/российского этнокультурного пространства.

Миф №4. Выделение поморов в качестве коренного малочисленного народа приведет к подрыву российской государственности и к дроблению единого русского народа.

Заявления подобного рода можно воспринимать как разжигание социальной, меж групповой и межнациональной розни[31] (см.интервью с доктором исторических наук Юрием Шабаевым [32]). В главе 2 Конституции РФ декларируются права и свободы человека и гражданина, а также право каждого опреде,лять свою судьбу и жизненно важные интересы. Поморское население нуждается в признании в качестве коренного, так как их предки всю жизнь трудились на своей земле, и вся их жизнь, быт, культура и само существование связаны с морскими рыболовными промыслами и свободным доступом к традиционным природным ресурсам (водным, лесным, животным и др.). В статье 3(1) Конституции сказано, что «носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ», поэтому любые идеи этнического, культурного,национального, расового, социального неравенства являются идеями экстремистского характера[33] и запрещены на территории Российской Федерации. Обратившись к Единому перечню коренных малочисленных народов, мы видим, что большое число коренных общностей являются суб этническими/этнографическими группами более крупных народов, и которые были определены как отдельные народы лишь после 2000 г.:

  • Шапсуги – субэтническая группа адыгов[34];
  • Челканцы, тубалары и теленгиты – субэтнические группы алтайцев[35];
  • Нагайбаки – «уфимские новокрещены», этнографическая группа татар, возникшая в XVIII в.[36];
  • Тувинцы-тоджинцы – этнографическая группа тувинцев, компактно проживающая в Тоджинском кожууне[37];
  • Долганы – народ, сформировавшийся в самостоятельный этнос из эвенков, якутов, энцов, затундренных крестьян в XIX-XX в.[38];
  • Бесермяне – группа южных удмуртов, оказавшаяся под сильным тюркским влиянием[39];
  • Камчадалы – субэтнос русских, возник в XIX веке (смесь русских и ительмен)[40];
  • Ульчи – смешанное население; образовались благодаря смешению таких этнических элементов как: нанайские, нивхские, манчжурские, негидальские, эвенкийские, айнские[41].

И это далеко не полный перечень субэтнических групп, которые по закону имеют право считаться коренными народами. Признание поморов коренным народом – это законное и исторически обоснованное требование коренного населения Архангельской области. Выделение отдельных этнокультурных групп населения для поддержки их традиционного природопользования и защиты коллективных прав – это прямая обязанность государства. В Российской Федерации проживает более 160 народов, и ни о каком подрыве суверенитета не может идти и речи, так как территориальная целостность и политическое единство России – это норма, прописанная в Конституции РФ (статья 4(3)).

Миф №5. Поморское возрождение спонсируется из-за рубежа в целях отторжения территории Русской Арктики, пропаганды «этнического сепаратизма» и дробления России.

Подобные тезисы встречаются, чаще всего, в электронных СМИ, которые не пользуются авторитетом у серьезного круга читателей. Репутация подобных изданий говорит сама за себя. Это обычная клевета, в подтверждение которой лица, публикующие соответствующие материалы или выступающие публично, не способны привести никаких доказательств. В соответствии со статьей 30 Конституции РФ, каждый имеет право на объединение, и свобода деятельности общественных объединений гарантируется государством. Сфера деятельности общественных объединений регулируется нормами Федерального закона «Об общественных объединениях»[42] и Федерального закона «О некоммерческих организациях»[43]. Деятельность общественных объединений находится под контролем правоохранительных органов, а контрразведку в интересах Российской Федерации осуществляют соответствующие государственные органы на основании Федерального закона[44]. Деятельность достаточно скромных в финансовом отношении организаций по возрождению поморской культуры почти полностью финансируется на средства членов организаций на основании статьи 6 ФЗ, а также при административной поддержке со стороны органов государственной власти при проведении мероприятий культурно-массового характера.

В соответствии с Конституцией РФ (статья 4(3)), а также Устава ООН 1945 г. (статья 4(2)), территориальная целостность и политическое единство суверенных государств – это одна из базовых идей современного международного права. Расшифровывается этот принцип и в Декларации принципов международного права 1970 г. Более того, если мы обратимся к Декларации ООН 2007 г. «О правах коренных народов», которую до сих пор не подписала Россия, то в статье 46 обнаружим очень важную идею, которая гласит,что «ничто в настоящей Декларации не может толковаться как подразумевающее какое-либо право любого государства, народа, группы лиц или отдельного лица заниматься любой деятельностью или, совершать любые действия в нарушение Устава Организации Объединенных Наций или рассматриваться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному, или полному нарушению территориальной целостности и политического единства суверенных и независимых государств». Это означает, что любые идеи, связанные с сепаратизмом коренных народов, прямо запрещены международным правом. Лица, утверждающие обратное, не обладают необходимыми знаниями в области международного права, а также императивных принципов jus cogens[45]. В контексте развития Архангельской области и России никогда поморское сознание не видело себя отдельно от России, а население созидало в имя единства и благополучия, осваивая морские Арктические пространства, утверждая на новых землях присутствие Российского государства. Но об этом не любят говорить те,кто поставил своей целью – дискредитацию поморского возрождения через пропаганду нетерпимости и эфемерных популистских идей.

Миф №6. Поморской культуры давно не существует, поэтому нет смысла ее возрождать.

Сохранение богатства и разнообразия культур в Российской Федерации является одной из основ внутренней политики. Во исполнение этой цели существуют соответствующие нормативные акты федерального значения:

  • Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»[46];
  • Закон РФ «О языках народов Российской Федерации»[47];
  • Основы законодательства Российской Федерации о культуре[48] и т.д.

В своей речи на пленарном заседании Мирового политического форума в Ярославле (2011 г.) президент РФ Д.А. Медведев отмечал высокую важность многообразия и развития межкультурных коммуникаций в обществе, что жизненно необходимо для построения единого гражданского поликультурного общества[49].

Миф №7. Поморы не коренной народ, так как летописи впервые упоминают о них только в 1526 году.

Ни российское,ни международное право не устанавливают временных рамок автохтонности этноса, и даже в Едином перечне коренных и малочисленных народов Российской Федерации есть достаточное число народов, период формирования которых не многим более200-300 лет (о них было упомянуто в Мифе №4). Многие народы вообще не упоминались в летописных русских источниках, а их названия были плодом труда советских этнографов и этнологов, но это не ставит под сомнение сам факт их существования или этногенеза. Например, народ ульчи получил это название тольков 1926 году, тогда как самоназвание этого народа – ольчи, мангуны[50]. Народ энцы получил в этнографиисвое название только в 1930-е годы благодаря советскому ученому Прокофьеву Г.Н., самоназвание народа – сомату[51]. Поморы проживают на своей земле с XII века, а если учитывать тот факт, что они ассимилировали местные протопоморские племена (чудские, карельские, саамские и др.), образовав новую этническую общность, то их этногенез гораздо глубже в историческом контексте.

Миф №8. Поморы руководствуются меркантильными соображениями для того, чтобы получить финансовую поддержку из федерального центра, «торгуют своей этничностью».

Удивительно, что обычно этот миф обитает в среде урбанизированной городской общественности, которая по непонятным причинам выступает против поддержки российской деревни. Юридически закрепленный статус коренного населения дает значительную поддержку наиболее нуждающимся группам наших граждан – деревенским жителям. Дискриминационность выражается в том, что отдельные группы граждан, занимающиеся традиционным природопользованием, имеют субсидии, льготы, систему квотирования, защиты своих земель, а другие этого лишены только потому, что они просто граждане и не относятся к коренным народам, не обладают коллективными правами. Статус коренного народа дает множество гарантий (Федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов в Российской Федерации»[52]): консультации, реституции, возмещения вреда, защита природных объектов, которые связаны с проживанием и жизнедеятельностью коренного народа,а также возможность получать гарантии от крупных добывающих компаний и предпринимателей,ведущих, к примеру, рыбопромысловую деятельность (Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов»[53]). Скупка рыбопромысловых участков, а также добыча полезных ископаемых на поморских землях – это одна из главных проблем поморского населения, которое не обладает соответствующим юр,идическим механизмом защиты своих прав. Признание прав коренного населения – поморов – создаст прецедент и поднимет на уровень федерации вопрос о дополнительных гарантиях прав старожильческого населения. Возможно, под этот проект будет принят отдельный федеральный закон.

Миф №9. Поморское возрождение преследует исключительно политические цели.

Главная цель поморского возрождения – это обращение компетентных органов государственной власти на проблемы деревенского и старожильческого населения, реализация программ социально-экономического характера. Одним из практических предложений является идея уравнения в правах поморов с малочисленным коренным народом –ненцами – на основании статьи 3(3) Федерального закона «О гарантиях прав коренных народов Российской Федерации», которая гласит, что «положения настоящего Федерального закона могут распространяться на лиц, не относящихся к малочисленным народам, но постоянно проживающих в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов, в порядке, установленном законами субъектов Российской Федерации». Ненцы,за исключением ряда оседлых групп, номадический народ, кочевой, но нередко их стоянки находятся в близи проживания поморов, и было бы правильно распространить и на поморов действие федерального закона. Это даст толчок к развитию поморской деревни и поможет обратить внимание властей на нужды наших земляков, которые сохраняют традицию и преемственность. Интересным представляется тот факт, что ненцы переняли у поморов способ рыболовства рюжами, и теперь эта особенность считается частью их культурной традиции, тогда как самим поморам запрещено традиционное рыболовство[54].

В отношении культурных мероприятий можно констатировать тот факт, что только за 2011 г. было проведено огромное число мероприятий, посвященных родной культуре поморского края: Год поморской культуры, Поморский фестиваль народной кухни, Архангельский Международный Туристский Форум, Зонтичный региональный бренд «Поморье», Международный Поморский форум (IV Cъезд поморов), создание брендов и сувенирной продукции (проект «Кибас – поморский сувенир»), проект Поморский крест в Вардё, Маргаритинская ярмарка и многие другие[55].

Миф №10. Поморское возрождение не имеет контактов с деревенскими жителями, жизнь которых связана с морем.

Защита культурных прав поморов (в том числе: рыболовство, зверобойный промысел) – это главная составляющая поморского возрождения. Уже стали регулярными этнографические экспедиции Александра Шаларева (общественная организация«Поморская экспедиция»), которые проводят комплексное социально-экономическое исследование отдаленных поморских сел Пурнема, Лямца, Пушлахта и Летняя Золотица и т.д.[56] Эти экспедиции проводятся под эгидой «Русского географического общества» и при поддержке Минрегиона. Имеются непосредственные контакты с сотрудниками Мезенского краеведческого музея, реализуются точечные программы социально-экономического характера. Поморское возрождение объединило вокруг себя такие организации, как Архангельский яхт-клуб, «Этас», творческий коллектив «Сузёмье», областную Ассоциацию развития туризма[57]. Все эти усилия направлены на позитивный вектор развития нашего общего дома – Российской Арктики, и поморской деревни.

Задорин М.Ю., г. Архангельск.

Кафедра международногоправа и сравнительного правоведения, Юридический институт, совместно с НОЦ«Поморский институт коренных и малочисленных народов Севера», СеверныйАрктический Федеральный Университет им. М.В.Ломоносова.

Использованные источники:

1. Конституция Российской Федерации // «Российская газета», № 7, 21.01.2009.

2. Русские / Отв. ред. В.А. Александров, И.В. Власова,Н.С. Полищук. – М.: Наука, 2005. – С. 109.

3. Поморы. Статья из альманаха «Лица России». [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 22.03.2012].

4. Племена, населяющие Архангельскую губернию// Архангельские губернские ведомости, № 23, 1861.

5. Цейтлин Г. Знахарства и поверья в Поморье(очерк из быта поморов) // «Известия Архангельского общества изучения Русского Севера», № 1, 1 января 1912. – С. 10.

6. Сборник народных юридических обычаев Архангельской губернии / Ефименко П.С., д. чл. Арханг. губ. стат. ком. и чл.-сотр. Имп. Рус.геогр. о-ва. – Архангельск: Губ. тип., 1869. – 347 с.

7. Ульянов И. М. О происхождения названия «поморы». Из книги «Страна Помория», 1984. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 10.03.2012],.

8. Малый энциклопедический словарь: В 4 т. Т.3 / Репринтное воспроизведение издания Брокгауза-Ефрона. – М.: Терра, 1997. – С. 1031.

9. Карта «Народы Российской Федерации». [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 10.02.2012].

10. Федеральный закон от 17 июня 1996 г.N 74-ФЗ «О национально-культурной автономии» (с изменениями и дополнениями) //Собрание законодательства Российской Федерации от 17июня 1996 г.,№ 25, ст. 2965.

11. Рамочная конвенция ЕС 1995 года. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 05.02.2012].

12. Электронная библиотека Республики Карелия. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 22.03.2012].

13. Грандилевский, словарь. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 03.04.2012].

14. Дуров И.И. Словарь. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 04.02.2012].

15. Пинеда Д. Морфология говоров Терского берега Белогоморя. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 03.02.2012].

16. Матвеева, словарь. [Электронный источник]. – Режим доступа:[дата обращения 03.04.2012].

17. Мосеев И.И. Словарь. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 01.02.2012].

18. Гринбанд Н. Словарь. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 02.02.2012].

19. Эльдман Д.И. К проблеме «язык или диалект» в условиях отсутствия письменности // Теоретические основы классификации языков мира. – М., 1980. – С. 127-147.

20. Лингвисты пытаются сохранить язык тазов. Репортаж НТВ.[Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 11.02.2012].

21. Языки народов Сибири, находящиеся под угрозой уничтожения. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 12.02.2012].

22. Исхаков Д. М. Нагайбаки// Народы России. Энциклопедия. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1994. –С. 238-239.

23. Советская историческая энциклопедия. — М.:Советская энциклопедия. Под ред. Е. М. Жукова. 1973-1982.

24. Информационные материалы об окончательных итогах Всероссийской переписи населения 2010 года. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 16.03.2012].

25. Тубалары. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 17.02.2012].

26. Чадамба 3. Б. Тоджинский диалект тувинского языка. - Кызыл, Тувкнигоиздат, 1974. – 136 с.

27. Ульчский язык. Языки народов Сибири, находящиеся под угрозой исчезновения: [дата обращения 18.02.2012].

28. Закон РФот 25.10.1991 N 1807-1 (ред. от 11.12.2002) «О языках народов РоссийскойФедерации» // «Ведомости СНД и ВС РСФСР», 12.12.1991, № 50, ст. 1740.

29. Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 06.02.2012].

30. Racism.The Canadian Encyclopedia. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 07.02.2012].

31. Статья 282 ч. 1, Уголовный кодекс РФ // «Собрание законодательства РФ», 17.06.1996, № 25, ст. 2954.

32. Юрий Шабаев: «Архангельские ученые» не компетентны в вопросах этничности поморов. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 23.03.2012].

33. Статья 1(1), Федеральныйзакон от 25 июля 2002 г.N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» // Собрание законодательства Российской Федерации от 29 июля 2002 г. № 30 ст. 3031.

34. Шапсуги // Народы России.Атлас культур и религий. — М.:Дизайн. Информация. Картография, 2010.

35. Табаев Д. И. Современная этнополитическая ситуация в РеспубликеАлтай: тенденции и проблемы // Этносоциальные процессы в Сибири. Тематический сборник / Под ред. Ю. В. Попкова. Вып. 6. Новосибирск, 2004. – С. 255.

36. Нагайбаки – кто они? Сайт администрации нагайбакского муниципального района Челябинской области. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 06.03.2012].

37. Тувинцы-тоджинцы. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 15.03.2012].

38. Долганы // Сибирь. Атлас Азиатской России. – М.:Топ-книга, Феория, Дизайн. Информация. Картография, 2007.

39. Бесермяне. [Электронный источник]. – Режим доступа:[дата обращения 13.02.2012].

40. Камчадалы. [Электронный источник]. – Режим доступа:[дата обращения 14.03.2012].

41. Ульчи. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 15.03.2012].

42. Федеральный закон «Об общественных объединениях» от19.05.1995 №82-ФЗ // «Российская газета», № 100, 25.05.1995.

43. Федеральный закон «О некоммерческих организациях» от12.01.1996 №7-ФЗ // «Российская газета», № 14, 24.01.1996.

44. Федеральный закон «О внешней разведке» от 10.01.1996№5-ФЗ // Собрание законодательства РоссийскойФедерации от 15 января 199,6 г.,№ 3, ст. 143.

45. Jus cogens– императивные нормы международного права, отклонение от которых недопустимо.[Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 25.03.2012].

46. Федеральныйзакон от 25.06.2002 N 73-ФЗ (ред. от 18.07.2011, с изм. от 06.11.2011) «Обобъектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» // «Российская газета», N 116-117, 29.06.2002.

47. Закон РФот 25.10.1991 N 1807-1 (ред. от 11.12.2002) «О языках народов Российской Федерации» // «Ведомости СНД и ВС РСФСР», 12.12.1991, № 50, ст. 1740.

48. «Основызаконодательства Российской Федерации о культуре» (утв. ВС РФ 09.10.1992 N3612-1) (ред. от 08.05.2010) // «Ведомости СНД и ВС РФ», 19.11.1992, № 46, ст.2615.

49. ВыступлениеПрезидента Российской Федерации Д.А.Медведева на пленарном заседании Мировогополитического форума «Современное государство в эпоху социального многообразия». [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 18.02.2012].

50. Ульчи.[Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 20.02.2012].

51. «Финно-угорскиймир». Энцы. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 19.02.2012].

52. Федеральный закон 30.04.1999 №82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» // «Российская газета», №90, 12.05.1999.

53. Федеральныйзакон от 20 декабря 2004 г.№ 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» // Собрание законодательства Российской Федерации от 27декабря 2004 г.№ 52 (часть I) ст. 5270.

54. Ломакин В.Н. Краткий обзор истории и культуры.[Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 15.03.2012].

55. «Поморский вопрос» в сознании Архангельской общественности. Интервью с И.И. Мосеевым. [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 20.02.2012].

56. «На Онежском полуострове живут русские, поморы и«русские поморы». [Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 21.02.2012].

57. Общественные инициативы поддержаны Ассоциацией поморов.[Электронный источник]. – Режим доступа: [дата обращения 22.02.2012].