Разделение труда в кустарной промышленности

Начало статьи о кустарной промышленности здесь.

В силу семейного элемента кустарной промышленности, она представляется занятием лиц обоего пола и всяких возрастов. В иных случаях особый характер промысла обусловливает особо исключительную или преимущественную работу лиц одного пола. Например, к исключительно или преимущественно женским промыслам относятся промыслы кружевной, золотокружевной, стеклярусный, бахромный, золотошвейный, плетение шнурков, шитье соломенных шляп и т. п. (в Московской губернии такими промыслами было занято более 60 тысяч рук).

Вообще женщина играет выдающуюся роль во многих оседлых промыслах, где одну из операций производства составляет шитье. Так, из числа 1600 человек, занятых рукавичным промыслом в Горбатовском уезде Нижегородской губернии, 1150 (=72%) женщин-швей; мужчины только кроят и правят рукавицы.

Постоянное участие принимают женщины и в ткацком промысле.

Наряду с этим, в промыслах, на первый взгляд кажущихся чисто женскими, принимают участие мужчины. Мужчины нередко занимаются вязанием чулок, варежек, рукавиц и т. п.

Относительное число мужчин и женщин, участвующих в разных промыслах, зависит, между прочим, от перерабатываемого материала; в бумажно-ткацком деле участие мужчин гораздо больше, чем в полотняноткаческом. Объясняется это тем, что последнее теснее связано с домашним производством, так как материал большей частью свой собственный, хлопок же получается покупкой со стороны.

Дети в полотняном промысле составляют меньшую часть рабочего персонала сравнительно с бумажноткаческим, и в первом участие детей начинается позже, чем во втором.

Когда работа направлена на более широкий сбыт и более отдаленные рынки, в ней значительнее участие мужчин (ткачество шерстяное, шелковое).

Женщины и дети преобладают в рогожном промысле, не требующем ни особенного уменья, ни, главное, силы.

Женщины работают, однако, даже и в таких промыслах, которые по существу своему более свойственны мужчинам, как, например, обработка дерева, глины, даже кузнечное и слесарное мастерства. Здесь женщины большей частью берут на свою долю более легкие операции, хотя иногда работают и наравне с мужчинами (в колесном промысле Одоевского уезда Тульской губернии число работающих женщин равно числу мужчин). Иногда в таких промыслах работают также подростки и дети. Так, в Павловском замочно-ножевом районе из 13 тысяч рабочих до 8% женщин и около 23% подростков мужского пола.

В тверском гвоздарном промысле женщины работают почти наравне с мужчинами, но перестают работать в возрасте менее преклонном.

В кожевенном промысле женщины и дети помогают в работе, дети иногда даже в очень тяжелой. В Московской губернии дети принимают почти столь же широкое участие, как и взрослые (мужчины), в промыслах стекольном, булавочном, роговом.

Участие женщин и детей в кустарной промышленности распространено преимущественно там, где не замечается особого разнообразия или специализации промыслов. Участием в совместной работе женщин и детей обусловливается и применение в кустарной промышленности начал кооперации и разделения труда. Здесь возможно привлечение к работе таких элементов, которые немыслимы и нежелательны в крупном производстве: так, старые, слабые и дети изнурялись бы в наемной работе, продолжительность которой не допускает различий по полу, возрасту и вообще индивидуальным особенностям трудящихся.

Работа детей в кустарной промышленности начинается в более раннем возрасте, сравнительно с мастерскими, берущими учеников со стороны. Этим же условием обеспечивается приобретение с ранних лет известных профессиональных или технических знаний.

Благодаря семейной кооперации, оказывается возможным утилизировать такой труд, который при другой организации производства пропадал бы втуне. Здесь же, будучи даровым, подобный труд позволяет производить товары значительно дешевле, чем и объясняется непонятный иногда при первом взгляде факт конкуренции кустарной промышленности с более развитыми формами производства.

С точки зрения разделения труда наиболее типичным представляется ложкарный промысел. 7-9 летний ребенок раскалывает куски дерева на части (баклуши), соответствующие величине и форме будущей ложки; 10-15-летний подросток теслом долбит баклушу, округляя ее и вчерне придавая ей вид ложки; затем ложка переходит к взрослому мастеру, который с помощью ножа и резца придает ей окончательную форму. Наконец, женщина-мать соскабливает с ложки все шероховатости, а девушки разрисовывают ее и покрывают лаком.

В гончарном промысле (Тихвинский уезд) сам хозяин исключительно работает на круге, копает глину и рубит дрова в лесу; женщины и подростки подвозят глину и дрова, пилят и колют их; должность горновщика лежит на малолетних членах семьи, а за отсутствием их — на женщине.

Разделение труда встречается в кустарной промышленности еще и в совсем иной форме, между отдельными мастерскими. Пример этому приведем из собственных наблюдений над мебельно-столярной промышленностью в Охте. Там мастерские (или хозяева-мастера) специализировали свой труд до такой степени, что одни производят только кривые или изогнутые части мебели (кривьевщики), другие — прямые и плоские, третьи — точеные части, четвертые — резные украшения, пятые занимаются золочением и т. д. Только последний мастер, собирающий воедино все части, имеет дело с покупщиками — большей частью владельцами мебельных лавок в самом городе. В строгом смысле охтенских мебельщиков нельзя назвать кустарями, потому что они земледелием вовсе не занимаются, хотя всем им были даны земельные наделы, когда они, при Петре, были выписаны из внутренних губерний в Петербург для целей судостроения. Во многих более крупных мастерских работают посторонние рабочие. Но все-таки это — и не вполне обыкновенные ремесленные предприятия, потому что предметы производства сбываются потребителям не непосредственно самими производителями, а через посредство мебельных городских торговцев.

По материалам словаря Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона.