Московские ремёсла - история

В начальный период существования Москвы ремесленники в основном работали на заказ. В дальнейшем, процесс развития производства позволил мастерам перейти к рыночному варианту. Самыми массовыми находками представлена продукция гончарного ремесла, поскольку основное количество посуды, использовавшейся в быту, изготовлялось из глины.

В XIV - начале XV веков гончары населяли восточную окраину посада, называвшуюся Зарядьем. При раскопках этого участка были найдены остатки специальных горнов для обжига сосудов, а также яма, заполненная производственным браком. По мере разрастания города гончары переселились на склоны Заяузского холма. Там располагалась Гончарная слобода, где изготавливали глиняную посуду. Ассортимент гончарной продукции достаточно широк: горшки, корчаги, миски и кастрюли. Более изящная столовая посуда включала кувшины, кумганы и фляги. Кроме посуды гончары изготовляли детские игрушки в виде медведей, лошадок и птичек-свистулек, а также терракотовые плитки со штампованным орнаментом. Такие плитки, служившие для украшения зданий, заменяли трудоемкую и дорогостоящую резьбу по камню.

Железных дел мастера. Московские мастера довольно рано научились добывать железо из руды. Умельцы, занимавшиеся плавкой и обработкой металла, именовались кричниками и серебряниками. Археологические раскопки в Зарядье, где в слое конца XIV - начала XV века были обнаружены следы мастерской, показали, что процесс восстановления железа происходил в небольшой домнице с внутренним диаметром дна примерно 30-40 см при температуре 950-1100 градусов. Топливом служил древесный уголь. Здесь же были найдены глиняные тигли для плавки цветных металлов и каменная литейная форма.

К массовой продукции ремесленников относятся железные и бронзовые булавки с шаровидными головками на конце, подвески различной формы и круглые пуговицы с коническим выступом в центре. Красивые металлические, особенно золотые, серебряные, бронзовые пуговицы тонкой работы были важной деталью щегольского костюма. Кроме булавок и пуговиц столичные литейщики производили все виды металлических украшений, характерных для праздничного наряда жителей подмосковных деревень, - семилопастные височные кольца, перстни, гривны и браслеты. В XIV в. широко практикуется и литье колоколов. А с конца XV в. московские мастера осваивают литье пушек. С этой целью в 70-е начале 80-х гг. XV в. в Москве создается “Пушечная изба”, ставшая впоследствии крупнейшим литейным предприятием того времени. Она располагалась на реке Неглинной, в районе теперешних улиц Неглинной и Пушечной. До нашего времени дошел образец пушечного литья того времени: медная пищаль калибром 2,6 дюйма и весом 4 пуда 26 фунтов. Судя по литой надписи на пищали она изготовлена в (1484-1485) году.

Кожевенно-сапожное производство особенно характерно для городов, не случайно оно было одним из самых развитых на московском посаде. В деревне это ремесло было развито слабо и ограничивалось изготовлением кожаных ремней, плетением подошв для лаптей и пошивом примитивной обуви. Настоящей кожаной обуви средневековая русская деревня почти не знала.
В этот период кожевенное производство еще не совсем отделилось от сапожного, поэтому “усмарь” (кожемяка) и “усмошвец” (сапожник) совмещались в одном лице. До начала XV в. открытые в Москве мастерские являлись одновременно и кожевенными, и сапожными. Позже (в XV в.) кожевники отделились от сапожников и поселились на низком, правом берегу Москвы-реки в тогдашнем Заречье. Когда-то здесь находилась слободская церковь Троицы в Кожевниках, сегодня упоминание слободы сохранилось в названии Кожевнической улицы и нескольких переулков.

Выделка шкур требовала длительного процесса, для которого требовалось большое количество воды, поэтому кожевенные мастерские и располагались у самой воды. Но это лишь одна причина. Удалению кожевников с территории посада способствовало и то, что при квашении кожи в особом растворе, носившем название “квас усние”, выделялся сильный и очень неприятный запах. При раскопках кожевенно-сапожной мастерской в Зарядье был обнаружен большой дубовый чан, использовавшийся для квашения и дубления кожи. Резкий запах, исходивший из этого чана, сохранился и спустя 800 лет. Специалисты-химики, исследовавшие процесс производства кожи в мастерских Великого посада, пришли к заключению, что он остается практически неизменным на протяжении XII-XVI вв., и даже сохраняется в кустарных мастерских XIX в.

  • спасибо за сайт

    Гость (надя)
  • И вам спасибо за отзыв! Очень приятно!

    dona